Вы здесь:: Библиотека Слово свидетельства Свидетельство : Жизнь без Бога - «непрерывный суицид»
 
 

Баннер
 
 
 
 

Свидетельство : Жизнь без Бога - «непрерывный суицид»

Но затем началась другая жизнь – улица. Юношеский запал требовал самовыражения, понемногу я втянулся в курение, начал попивать спиртные напитки и конечно появилась музыка, которая, собственно, и воспитала меня.

«Жизнь – дерьмо» – вот девиз той поры. И действительно очень многие вещи воспринимались как слова пеcни Егора Летова : «...Очень трудно убегать с автоматом на плече, бумерангом в голове и с мишенью на спине».

Рамки обыденности, в которые невозможно было втиснуть душу, жаждавшую наполнения, давили как хомут. Что делать и как делать? –  на эти вопросы ответов у меня не было. Кумирами того времени были Летов, Башлачёв, Сид Вишез, Джим Моррисон, Янка Дягилева и другие люди, которых объединяло одно – все они исповедовали суицид как стиль жизни. Песни «Непрерывный суицид для меня», «Нет будущего», «Вечная весна в одиночной камере», можно сказать, формировали мировозрение.

Это было начало 90-х. В стране царил хаос, меня, только поступившего в институт, интересовало все новое, а этого нового было ох, как много. Самым новым и доступным в финансовом плане были наркотики и всякие псевдофилософские течения, эти самые наркотики проповедующие.

Как меня тогда восхищали яркие и короткие жизни моих кумиров! Очень скоро моя жизнь превратилась в зарабатывание на «кайф». Находясь в нормальном состоянии, я чувствовал себя очень плохо, нужна была «изюминка» жизни. Интерес в жизни остался один – деньги. Естественно при таком «раскладе» от меня отвернулись те немногие друзья, которых я ещё не обманул, не «кинул». Одиночество в толпе людей самое отвратительное чувство на свете. В состоянии дурмана я прятался уже не от мира, а от себя. Желание жить отсутствовало, а уходить, не «хлопнув дверью», не хотелось.

Очень часто в институте подходили разные люди, предлагавшие рассказать о Иисусе Христе. Мне и хотелось их послушать, но я был занят или был с людьми, перед которыми боялся показаться смешным.

Так я раз за разом отворачивался от жизни. Омут греха дна не имеет, и я тонул. Я не буду описывать все мерзости, которые творил в то время, если ты хочешь о них прочитать, то открой послание к Римлянам, там, в 1-й главе, все это подробно описывается, за две тысячи лет ничегошеньки не изменилось.

«Я не могу сказать прости не потому, что гордость мне мешает, –

Я гордость потерял, когда иглу искал чтоб уколоться...

Я не могу сказать прости – не потому, что стыдно за грехи, –

Я стыд свой потерял, когда иглу искал, чтоб уколоться...

И совесть по ночам не мучает меня, –

Я совесть потерял, когда иглу искал, чтоб уколоться...

Надежда мне нужна, не вижу я её, –

Надежду потерял, когда иглу искал, чтоб уколоться...

Не верю ни во что, никто не верит мне, –

Я веру потерял, когда иглу искал, чтоб уколоться...

Любить я не могу, нет рядом никого, любовь я потерял,

                                               когда иглу искал, чтоб уколоться...

Мне некуда спешить, меня никто не ждёт, я дом свой потерял,

                                               когда иглу искал, чтоб уколоться...

В душе моей темно, она горит и жжёт,

                                  и силы нету не искать иглы, чтоб уколоться...

Но есть ещё Христос, Его любовь сильна,

                                             Он видит всё, Он знает все печали.

Ты можешь всё вернуть, что потерял, тогда, когда иглу тебе подали!»

Это стихотворение, принадлежащее перу одной христианки, как нельзя лучше отражает моё состояние в то время.   

В 1997-м сел в тюрьму. Там оказалось не так уж и плохо. Самое страшное со мной случилось – я полюбил беззаконие. То, от чего люди не сидевшие с презрением отворачиваются, там считалось верхом «крутизны». Так начался второй этап моей жизни. Все рассказы о порядочности заканчиваются там, где начинается шкурный интерес. А им может быть в тюрьме что угодно, но, конечно, чаще всего это водка или наркотики. Тюремные старожилы говорят, что наркотики съели блатной мир. Однажды, попав в больницу, которая находилась в другой зоне, мне в руки попалась книга Джоша МакДауэла «Не просто Плотник». В то время моя голова была забита разной мутью – Блаватская, Кастанеда, Андреев и много другой бурды подобного рода. Христианство для меня представлялось одной большой афёрой по типу финансовых пирамид. Мне казалось, что умная верхушка «застёгивает недалёкому клиру шлем» и сама за это живёт.

Первое, что меня шокировало – это концепция того, что за всё в этом мире нужно платить и не только в этом, но и в том тоже. Как все оказалось просто – всю свою жизнь положить к ногам Того, Кто за неё уже уплатил! Это не укладывалось в моей голове. (Как здесь не вспомнить Неемана с его дамасскими реками). Ещё и с Воскресением что-то «не срасталось». Но тут я прочел, как умерли Апостолы! Больше других меня поразил Павел. Умный, образованный человек, с моей точки зрения, не мог отдать жизнь за фикцию. Но ведь тогда получалось, что он действительно видел Иисуса!

И ещё возник вопрос о Троице. Тогда я его просто отставил. Мне не понятна была концепция Духа Святого. Вернувшись к себе на зону, я начал общаться с одним земляком, у которого жена была верующей. Мы на многие вопросы не находили ответов, и не было, к кому за помощью обратиться. Вернее было, но мы не знали этого. В то время как раз вышла амнистия. Мне мой товарищ и говорит: мол ты молись и Бог поможет, хотя это было совершенно невозможно. И Бог помог!

Но выйдя на волю, первое, за что я взялся, была бутылка пива. Но и тогда Бог не оставлял меня. На воле я познакомился с евангельскими верующими, и стал даже заходить к ним в собрание . Мне очень нравилась атмосфера, царившая там. При этом я сам меняться не хотел, вернее не видел в этом особой нужды – ведь я не колюсь, не краду, не влажу в афёры, да ещё и в Церковь хожу! То, что я блудил, пил, курил – каждый день, своими грехами объявляя себя врагом Богу, меня мало волновало, тем более, что с кафедры я слышал проповеди на «актуальные» темы –как достичь материального благополучия, как быть успешным, как стать лидером и т.д.

Прошел месяц и семь дней, и я в пьяной драке убил человека (как потом оказалось, его к стакану привёл сын-наркоман). Мне дали 12 лет тюрьмы. Так начался следующий этап моей жизни. Тюрьма уже стала родным домом. Всё, что там происходило, уже не удивляло, казалось, что всё то, что происходило до этого, было, неправдивым и нереальным. Мыслей о воле не было, ведь статья у меня была «звонковой», т.е. без каких-либо льгот. Сидеть нужно было до конца, поэтому нужно было строиться. Всё для меня оказалось как нельзя лучше.

Я попал на работу в литейный цех, а оттуда в тех.отдел, работать с бумагами. Люди, с которыми я общался, не имели нужды ни в чём. Водка, наркотики –  всё было доступно. Но на работе я столкнулся с верующими. Самое главное, что для меня сделали эти люди – они не стали рассказывать мне о том, какой я плохой! Меня пригласили в молитвенную комнату. Впервые придя туда, я поразился тому, какие разные люди там собраны. Ни один из них не отвечал моему представлению о порядочности. «Нет, ребята, мне с вами не по пути» – подумал я и на два года ушёл из церкви.

Всё это время Кто-то незримой рукой охранял меня от зла и берег мою жизнь, которую я не ценил. В материальном плане у меня всё было в порядке, и нужды я не испытывал ни в чём, кроме... я сам тогда не знал, чего. Слава Богу, что Он дал мне верующих коллег, которые постоянно обсуждали Библию. Мне, чтобы поддерживать с ними разговор, тоже приходилось читать её. Ни одно слово, исходящее из Его уст не остаётся без плода и ещё : вера от слышания, а слышание – от Слова Божьего – это я проверил на себе! Если ты читаешь Библию и ничего не понимаешь, то ты не одинок, я тоже не понимал. Но Слово Божие живо и действенно, даже если мы этого не видим и не ощущаем. Оно производит в нас изменения.

В 2001-го на Рождество я лежал и читал фантастический роман. Ко мне зашёл мой коллега и предложил сходить в собрание, но я отказался. Всё же он настоял на своём. Какой великий это дар – с терпением и кротостью уметь настоять на своём!

Так я попал в церковь и тогда начался главный этап моей жизни! В этот день проповедовал пастор нашей Церкви. Ни я, ни он сейчас не можем вспомнить, о чём он тогда говорил, но в тот день Бог поставил меня на колени перед Крестом! Это был день моего второго – главного рождения!

Жизнь с Богом... Честно говоря, я её представлял по-другому. Ничего эпохального, вопреки моим ожиданиям, не происходило. Небеса не открылись, Голоса не было. Непорядочек! Начали опускаться руки. Но снова Бог поддержал меня через братьев. Действительно, нет ничего лучше, чем жить братья вместе!

{mosimage}Тюремная церковь – это особенный организм, ни с какой другой из ныне существующих общин её сравнить нельзя. Все всегда на виду : ты живешь или по-христиански или нет. Притворяться долго не получится, многие идут не к Богу, а попадают к Нему. Время – вот показатель нашего покаяния! Дни шли и Бог менял само отношение к жизни.

За это время очень многое во мне изменилось, при этом моих усилий в этих изменениях нет. Просто очень часто нужно вопреки своим желаниям принимать решения, от которых зависит, идти дальше или остаться на месте. Были падения, но это не вело к смерти, ведь было и покаяние. Одного не было за всё это время – пустоты в душе! Эту пустоту Бог заполнил Собой!

Появились ответы на многие вопросы, хотя самих вопросов стало больше. Одиночества тоже нет, не может быть с Богом одиночества! «Не оставлю вас сиротами», – это мои любимые слова Нашего Господа!


На фото: Владимир Чижский и Вика, скоро будет Чижской, с детками.
Но это уже следующая история...
Интересная статья? Поделись ей с другими: